Чукотка-Аляска, вплавь. День пятый

01 августа 2013 года

Фото “с натуры”

Новый день не предвещал ничего необычного, все приготовились к монотонному путешествию среди бескрайнего Охотского моря. Однако уже во время завтрака выяснилось, что многие наши путешественники с утра видели дельфинов и даже кита. Такое соседство ненадолго стало темой для общего обсуждения. Причем, тема развивалась в самых неожиданных направлениях, от охоты на китов, до кулинарных предпочтений касаток (в этом как-то больше преуспели женщины, наверное им это ближе), сошлись в одном – никому не хочется быть любимым блюдом у касаток.

Потом выяснилось, что нам необходимо пройти дополнительный инструктаж по технике безопасности и спасению на случай кораблекрушения. В 10 часов нас попытались собрать на вертолетной площадке, но в силу того, что многие прослушали объявление об общем сборе, инструктаж был перенесен на 14.00.

Самая “безобидная” упаковочка

Пока мы решали свои мелкие повседневные задачи, выяснилось, что не все было так спокойно ночью. Оказывается некоторые из наших туристов умудрились употребить значительную часть своих алкогольных припасов и, будучи в “веселом” расположении духа, своими песнями и воплями мешали отдыхать вахтовой смене. За такое “бурное” веселье отдельных индивидуумов всей нашей команде пришлось выслушивать гневные проповеди руководителя организационного комитета генерала Мельникова.

Докучаев Олег Евгеньевич

Спустя некоторое время новая “напасть” не дала спокойно отдыхать нашей интернациональной команде. Выяснилось, что у Мельникова и Докучаева накопился ряд претензий к Брылину, из-за чего были проведены внеочередные собрания с представителями регионов России. Мельников доложил личному составу суть претензий и предложил высказать свои мнения по сути проблемы. Из доклада генерала стало понятно, что Брылин, несмотря на строгие указания относительно символики заплыва, в очередной раз поступил самовольно, и на мемориальных досках, которые предполагается установить на Чукотке и на Аляске, оказалась символика заплыва “Встречь солнца” и никакого упоминания о роли Восточного военного округа в организации заплыва “Чукотка-Аляска”.

Мельников Юрий Алексеевич

Мнения команды несколько разделились. Пару человек высказались, что им без разницы в каком заплыве участвовать и как он будет называться, те, кто ближе был знаком с организационной стороной заплыва разделили возмущение Мельникова. Мне довелось выслушивать крайне противоположные точки зрения. В основном все свелось с одной стороны к крайним мерам, вплоть от отстранения Брылина от участия в заплыве даже в качестве пловца, с другой стороны – к предложениям прекратить распри и разбираться с Брылиным уже после заплыва.

Мое мнение я высказывал гораздо раньше, я считаю, что человеку, который столько палок вставил в колеса заплыва “Чукотка-Аляска”, изначально в нем нечего делать даже в качестве обслуживающего персонала. Но, уж коли к моему мнению не прислушались и Брылин оказался в составе участников заплыва, надо было хотя бы свести его роль в заплыве к участию в качестве обычного пловца. Руководители же оргкомитета посчитали возможным не только “проглотить” все эпистолярные художества малограмотного содержания, вылившие на их головы ушаты грязи, но еще и доверили этому человеку быть заместителем руководителя рабочей группы организационного комитета. Вот теперь и пожинают плоды этого необдуманного шага. В составе интернациональной команды неспокойно, моральный климат оставляет желать лучшего. Выдвигаются и муссируются самые бредовые слухи, вплоть до того, что наше судно не пустят в американские порты, только потому что Мельников “обидел” Брылина. Такая обстановка в команде не на пользу общему делу. Хорошо хоть, что основная часть команды правильно поняла ситуацию и старается не поддерживать распри, занимаясь своими делами, собираясь в кают-компании, обсуждая общие интересные темы, просматривая видео-фильмы, организуя концерты самодеятельности.

Все серьезно…

В 15 часов мы все собрались на вертолетной площадке, где нас еще раз ознакомили с мерами безопасности, зачитали рассадку по спасательным средствам (шлюпками и ПСН), после чего провели на верхние палубы, сначала туда, где закреплены шлюпки, потом – где спасательные плоты. На верхней палубе мы разобрались по командам шлюпок и послушали подробный инструктаж, то есть узнали, что нам надо делать в случае эвакуации.

По шлюпкам разобрались, теперь фото на память

Спустя минут пятнадцать для пассажиров, то есть для нас была проведена учебная тревога. Мы в индивидуальных спасательных жилетах поднялись на верхнюю палубу к своей шлюпке, провели фотосессию, послушали какие мы молодцы и спустились по своим каютам.

Вечером в спортивном зале прошел стихийный концерт самодеятельности, в команде оказалось достаточно много талантов. Исполнялись песни под гитару и под баян. Гитара переходила из рук в руки, причем все с одинаковым удовольствием слушали песни якутского пловца Андрея Кузьмина и южно-африканского спортсмена Райана Кристофера Стрэмруда.

Соло на гитаре – Райан Стрэмруд

Пару песен исполнил чех Зденек Тламиха, его исполнение отличалось вступлением, обе песни он начинал виртуозным свистом, только потом следовал текст песни. По заказу нашего китайского друга главный судья соревнований Гремитских Александр Степанович (можно просто Степаныч) исполнил “Подмосковные вечера”. Практически каждая песня находила поддержку у зрителей. Наиболее оживленные начинали пританцовывать, так что многие ритмичные вещи сопровождались почти профессиональной подтанцовкой. Импровизированный концерт затянулся глубоко за полночь, участники и зрители еще долго не хотели расходиться. День пятый завершился очень душевно.

Виртуозный свист – Зденек Тламиха

Оставить комментарий