Чукотка-Аляска, вплавь. День десятый

06 августа 2013 года.

Поднялся я рано утром, меня разбудили для смены выпускающего судьи. Сколько я проспал, сказать затрудняюсь, но больше полутора часов не получилось, так как Саше Юркову надо было плыть свой этап эстафеты. На свежем воздухе я быстро оклемался ото сна и принялся за свою работу. Первая половина этого дня мало чем запомнилась. За исключением пожалуй, огромной касатки, которую мы с оператором Виктором Мужецким разглядели с верхней палубы корабля во время моего короткого отдыха.

Наш импровизированный стенд информации

Весь день был в работе. Мы с Ириной Макаровой редактировали списки пловцов, так как появились первые признаки морской болезни, на пловцов навалилось новое испытание в виде какой-то инфекции по типу ОРВИ, появились кашляющие и откровенно сопливые члены нашего коллектива. Докторам добавилось работы.

Очень удобная в использовании вещь – навигатор

Мне пришлось осваивать гарминовский навигатор, с которым я раньше особо близко знаком не был, а сейчас мне надо было постоянно держать курс плавания, вносить коррективы, отслеживать смещение пловцов и так далее. Много времени проводил на свежем воздухе, прыгая с катера на катер, проплыл очередные этапы в “гостеприимной” воде Берингова пролива.

Выплывает из тумана остров Ратманова

Наконец-то увидел , появившийся из тумана остров Ратманова. Этот географический объект вообще вел себя не лучшим образом. Отплывая от берегов Чукотки, мы наблюдали эти берега гораздо дальше, середины расстояния до островов, при этом, виднелись они очень отчетливо. А вот острова Диомиды, которые были уже гораздо ближе, чем мыс Дежнева, на глаза очень долго не хотели появляться.

Между Диомидами, то есть между островом Ратманова и Малым Диомидом проходит не только государственная граница, но и линия смены дат. Если мы приплыли к Ратманова 6 августа, то на Малом Диомиде в это время было еще 5 августа. Это место очень интересное, нам довелось услышать несколько баек про то, что случается на линии смены дат, но то, что ожидало нас, вообще не вписывается в рамки реальности. Начнем с того, что погода серьезно ухудшилась, ветер стал дуть  значительно сильнее, причем с завидным постоянством. Но это еще поддается объяснению, ветер дул между двух скалистых островов, как в трубу, а так как до этого мы проходили под прикрытием Ратманова, то в “трубе” он соответственно усилился.

Уходим работать в ночную смену

Вторым, очень неприятным сюрпризом оказалась настоящая ночь. Не сумерки, как в предыдущую, а плотная черная ночь, без луны и звезд. Она навалилась внезапно, против такой темноты слабо помогали все индивидуальные осветительные приборы пловцов, приходилось вести пловца с помощью фары, установленной на катере. Учитывая, что мне необходимо было отслеживать курс пловца, время нахождения в воде, готовить следующего, да еще и все внимание уделять находящемуся в воде, можете себе представить, сколько все это требовало сил.

Пока еще нет дождя, но уже ничего не видно за бортом

К тому же под покровом ночи на нас свалился весьма чувствительный дождь, который не только затруднял видимость, но и нисколько не способствовал комфорту на катере, ожидающие старта пловцы мокли, вышедшие из воды – тоже, да и моя одежда явно требовала просушки. Третья особенность этой ночи в том, что большинство пловцов реально теряли координацию, плыли совершенно не в том направлении, просто по кругу, а главное до пловцов невозможно было докричаться и “достучаться”. Очередная загадка той ночи не один раз потом обсуждалась между пловцами, многие отметили эту особенность, но никто не мог дать ей разумного объяснения. Одно слово – мистика.

Примерно так выглядит линия смены дат между Диомидами

В эту ночь мне пришлось прочувствовать весьма неприятный момент. Около линии смены дат я запустил в воду пловца,о котором ранее уже высказывалось мнение, что ему нельзя плавать в открытой воде, тем более в такую погоду и ночное время. По какой причине главный судья выпустил Андрея, я не могу сказать, видимо моя информация почему-то до него не дошла. Скрепя душой я отправил пловца в воду, но не на секунду не спускал с него глаз. Увидев, что парень запаниковал, я крикнул Тоомасу Хагги срочно готовиться к старту, а сам начал подводить катер к  пловцу. Это не просто было сделать, нас сильно бросало на волнах, но тем не менее, рулевой вывел катер на минимальную дистанцию, я дал старт эстонскому пловцу. Произведя передачу эстафеты, Тоомас “выстрелил” вперед, а мы стали подводить катер к пловцу. Нам пришлось потратить на эти маневры несколько минут, Андрей хлебал воду, беспорядочно молотил руками и ногами, рулевой пытался притормозить двигателем, затем переключался на нейтральную скорость. Я подсовывал Андрею багор, но пловец его не видел. Кое-как мы подняли его из воды и я переключил свое внимание на Тоомаса. Каково же было мне осознать, что пловца нет поблизости, что он ушел из зоны моей видимости.

Эстонский пловец Тоомас Хагги

Представьте себе кромешную тьму, плотный, косой дождь, ветер порывами до 16 метров в секунду, волны до пяти-шести метров с пенными гребнями, которые в свете фары вспыхивают и бликуют. К тому же, второй катер ушел за очередной сменой пловцов. Как мне удалось за 3-4 минуты выхватить из тьмы эстонца, который оторвался от нас метров на двести, я до сих пор не понимаю. Медленно перемещая луч фары по поверхности, я вглядывался в эту “колбасню”, крутил фару практически на 360 градусов, когда, слева от  себя, увидел вспышку спасательного оранжевого буя и понял, что нашел пловца.  Я указал путь рулевому и мы, переваливаясь на боковых волнах подошли к Тоомасу. Я на следующий день спросил эстонца, что он думал в те минуты, когда катера не было возле него. Тоомас немного помолчал, и сказал, что видел луч света от катера, понимал, что его не бросят, только не знал, что ему делать: плыть дальше или вернуться к катеру. Тоомас выбрал первое. Наверное именно принятием таких решений отличаются настоящие мужчины.

Отработав с Тоомасом, я сдал смену, своему напарнику – Саше Юркову и отправился спать. Но еще до того, как я ушел с палубы, я услышал, что Саша по рации запрашивает на консультацию руководство заплыва. Потом я узнал, что не получив конкретного  ответа на вопрос, как действовать в условиях отсутствия видимости и усиливающегося ветра, Саша принял решение остановить эстафету и поднять очередного пловца на борт. Но об этом я узнал уже утром следующего дня.

Даже в ясную погоду в трубе между Диомидами туман

Оставить комментарий