Чукотка-Аляска, вплавь. День девятый

05 августа 2013 года.

Старт заплыва

На место старта к мысу Дежнева мы подошли около 15 часов по судовому времени. Вообще, все время на корабле мы жили только по судовому времени, которое не меняется во время плавания. Порт приписки “Иртыша” – Владивосток, соответственно время на час отличается от нашего и на 7 от московского. Первоначально на мыс Дежнева ушел катер с кайтсменами и руководителями проекта.

Женя Новожеев уже пересекал Берингов пролив. На кайте

У нас на корабле был кайтсмен Женя Новожеев, который 2 года назад пересек Берингов пролив на кайте. Они произвели разведку на месте предполагаемой высадки и старта. И здесь реальность поднесла нам очередной сюрприз. Организаторы заплыва, с подачи нашего благовещенского прожектера, подготовили мемориальные доски, одну из которых планировалось установить на месте старта. Разведка показала, что не только эту мемориальную доску не выгрузишь на берег, но и пловца туда подвезти невозможно. Было принято решение забыть на время про “мишуру” и продумать вопрос старта. После короткого совещания решили, что стартовать Мелисса будет с катера в воду, выйдет на берег и оттуда начнет наше эстафетное плавание к берегам Аляски.

“Зодиак” с первой тройкой пловцов

Приняв решение, что по навигатору мы будем ставить точки при передаче эстафеты пловцами, навигатор вручили Жене Новожееву, который в гидрокостюме должен был проводить Мелиссу к старту, поставить там первую точку и передать навигатор мне. В результате оказалось, что навигатор надолго “завис” у Жени, который остался на берегу после старта Мелиссы, подготовил там свой кайт и начал на нем кататься по акватории. В итоге навигатор попал ко мне только поздно вечером и точек на отрезках эстафеты мы уже не ставили. Я, конечно, не вижу в этом глобальной проблемы, но сам факт “нестыковок” несколько напрягает. В 16.24 по корабельному времени 6 августа 2013 года  я дал старт Мелиссе с берега мыса Дежнева и наш заплыв начался.

Спускаем на воду второй “Зодиак”

Пловцам была поставлена задача проплывать 10-минутные отрезки с максимальной отдачей, поэтому, несмотря на северное течение, мы начали активно продвигаться вперед. Смены пловцов проходили в штатном режиме. Работало два катера. Рулевые сначала немного поартачились, но потом поняли, что их никто не “тренирует”, а просто хотят четкой, слаженной и безопасной работы. В последующем от работы рулевых и взаимопонимания сильно зависело наше продвижение вперед. Со своей работой ребята вполне справлялись. Я не заметил на катерах подводников спасателей, о которых много говорилось в рабочей группе оргкомитета, да и вообще, многие моменты, озвученные первоначально, несколько отличались от действительности.  Например, я много слышал об 11 катерах, которые будут нас сопровождать, но увидел только 3, причем на одном катере было две смены рулевых, на двух других – по одной смене, поэтому третий катер практически не работал. Но, в целом, на “Иртыше” было действительно не менее 11 катеров, если считать спасательные шлюпки (каким образом планировалось обеспечение соло-заплыва из 13 пловцов – не совсем понятно). Но это, скорее всего, мое ворчание, так как обеспечением безопасности эстафетного заплыва рулевые занимались вполне профессионально. Кстати, значительно позже я узнал, что наши рулевые – это и есть водолазы-спасатели.

Памятник Семену Дежневу. Место старта

За 2 минуты до старта. Американская спортсменка Мелисса О’Рэйли

Первая смена на “Зодиаке”

Я постоянно находился на катерах, занимался выпуском пловцов, как это и предполагалось изначально, приходилось регулярно пересаживаться с катера на катер, но при небольшой волне, это не составляет особого труда.

Моя очередь плавать подошла, когда уже начало темнеть. Из-за географического положения акватории Берингова пролива, в нем присутствуют, так называемые “белые ночи”. При этом полной темноты не наступает, только сумерки. Однако плавание даже в сумерки показало, что индивидуальные осветительные приборы были необходимы. Народ в международной команде подобрался опытный, поэтому многие захватили с собой светящиеся люминесцентные палочки, индивидуальные маячки, светодиодные фонарики на голову и тому подобные мелочи.

В работе – оператор Мужецкий

Температура воды в это время держалась в районе +3 градуса, поэтому плавание комфортным называть было бы явным преувеличением. Тем более, что к своему этапу я уже был изрядно мокрым не смотря на дождевик и влагозащитный  спортивный костюм. Учитывая, что температура окружающего воздуха тоже была в районе +3 градусов, порывы ветра достигали 6-8 метров в секунду, мое грешное тело категорически протестовало против погружения его в холодные воды Берингова пролива. Однако, “назвался груздем – полезай в кузов”. Сменив очередного пловца, я понял, что кролем мне точно не плавать в этот раз, правый глаз заливало водой, почему-то очки не прилегли как следует. Свои 10 минут я проплыл брассом, досчитав до 360 гребков, старался делать гребки в полную силу, сконцентрировавшись на технике плавания (чтобы не лезли посторонние мысли о животных и других ужасах в воде). Честно говоря, постоянно лезет в голову всякая ерунда.

В воде – не я, просто картинка красивая

Услышав с катера короткие и резкие выкрики Саши Юркова, я понял, что мое испытание на прочность в этот раз прошло благополучно, и сейчас начнется перемещение моего организма в сторону теплого душа и сауны. Но практически сразу пришло осознание, что я “погорячился”,  ведь сменившая меня Жаклин Кобелл находилась в воде, и ей еще предстояло плыть десять минут, прежде чем мы ее поднимем на борт и стартуем в сторону “Иртыша”, где нас ждут достижения цивилизации и заботливые руки наших докторов.

Медицинская бригада в работе

Сидя на заднем сиденье катера, я пытался унять тремор во всем теле и конечностях, но это было нереально. Я старался закутаться в одеяло, но его размеры как-то уменьшались пропорционально моему замерзанию. Чем сильнее меня “колотило”, тем меньше становилось мое одеяло. С чем связано такое  “безответственное” поведение постельной принадлежности, я сказать затрудняюсь, но  “подлянку” эту ощутил “всеми фибрами души”.

Вперед и вверх, а там… А там – сауна, там тепло

К моему восторгу Джекки все-таки подняли на борт после “очень длинных” 10 минут, и катер рванул  к кораблю. Оказавшись в “блоке реанимации”, я понял, что попал в рай. Меня усадили с ногам на лавочку и начали обкладывать, смоченными в теплой воде, полотенцами, при этом, поливая еще и сверху. Конечно тряска во всех органах прошла не сразу, но ведь прошла же все-таки. Вот тут-то и наступило блаженство, я понимал, что сейчас пойду в сауну, а потом в постель. Меня даже уже не страшили переходы по  открытой палубе в одних плавках, тем более, что это были считанные метры.

В сауне уже были наши пловцы, которые успели “реанимироваться” немного раньше, меня еще немного потряхивало, но все это быстро прошло. Полностью придя в себя, я поднялся в каюту и завалился спать, отключившись от действительности на несколько часов.

Это явно не после первой смены, слишком весело мы выглядим

Оставить комментарий