Чукотка-Аляска, вплавь. День тринадцатый

09 августа 2013 года.

Совещание со штурманом. Олег Докучаев

Выходной, весь день мы вынужденно отдыхали, бесцельно болтались по палубам, придумывали себе занятия. Собирали деньги, чтобы оплатить спутниковую связь, имевшуюся у кайтсерферов. Проводили разборы прошедших дней, вырабатывали стратегию и тактику следующих бросков в сторону Аляски. А все это потому что пережидали шторм, отстаиваясь в районе острова Ратманова.

Если быть до конца откровенным, то в этот день отдыхали все, в том числе и руководство заплыва, целый день никого не было видно на палубах нашего госпитального пристанища. Уже поздно вечером я увидел Олега Докучаева, с которым договорились, что в два часа ночи выходим на промеры течения и, если промеры дадут положительный результат, то попробуем выпустить пловцов.

В этот день я выслушал много откровенных мнений пловцов по поводу организации нашего проекта. Рассматривались и положительные стороны и, скажем так, не совсем положительные. Я прекрасно понимаю людей, которые сами не принимали участия в организации, но постоянно находились рядом с рабочей группой заплыва и видели каких сил и какого времени все это требует, понимаю их желание объяснить, чего все это стоило организаторам проекта, рабочей группе. Но считаю, что течения были изучены не достаточно, особенно Аляскинское – это постоянное и мощное течение с четко выраженным направлением на север и северо-запад. Информацию об этом течении можно найти, как на русскоязычных сайтах, так и на англоязычных.

В 2011 году, когда я категорически отказался участвовать в авантюре, предложенной мне нашим благовещенским прожектером, я, тем не менее, стал глубоко вникать в обстановку в акватории Берингова пролива. Мне очень хотелось знать, что может ожидать моих товарищей в проливе, чтобы поделиться полученными знаниями. Копаясь в интернете, я практически сразу наткнулся на описание Аляскинского течения, причем довольно подробное, которое с завидным постоянством повторялось во всех источниках, на каком бы языке они не были. Течение охарактеризовано, как постоянное, распространяющееся на всю глубину этой части пролива, а поэтому сильно зависящее от рельефа дна, с разветвлением на запад и на север. Я полагаю, что организаторы проекта “Чукотка-Аляска” таким же образом могли изучить и северное течение у берегов Чукотки, и южное, огибающее Аляску, будь у них достаточно времени для этого. Если в полной мере использовать данные о течениях, имеющиеся во Всемирной паутине, можно наиболее точно построить маршрут заплыва, и потом только незначительно корректировать его в процессе самого мероприятия.

Я уверен, что при подготовке следующих проектов (а они обязательно будут в такой работоспособной команде), организаторы серьезно отнесутся к изучению течений, приливов и отливов, да и береговой линии тоже. Хотя бы для того, чтобы не гадать потом, а сможем ли мы выйти на берег, есть ли там подобие пляжа, или кругом одни скалы.

К пересменке готов.

Оставить комментарий